РОЩИНА ЕЛЕНА МИХАЙЛОВНА

 

(7 августа 1937 – 29 апреля 2018)

       Рощина Елена Михайловна родилась 7 августа 1937 года в городе Ленинабад Таджикской ССР, где жили и работали родители: Рощин Михаил Петрович и Парубец Евдокия Емельяновна. Семья переехала в село Оранки Горьковской (теперь Нижегородской) области во время Великой Отечественной войны по вызову отца Михаила Петровича, служившего здесь с 1942 года в лагере военнопленных. Переезд этот произошёл в начале 1943 года. Здесь и прошло детство и отрочество Елены, а также её зрелые годы, когда она вернулась в родное село.

                                                    Елена с мамой                                                  С сестрой Татьяной

 

          В 1944 году Лена пошла в 1-й класс Оранской семилетней школы, сдружилась с одноклассниками, многие из которых остались её подругами на всю жизнь: Елена Кибирёва, Ольга Кошкина, Сталина Маджуга, Лера Гусева. Быстро прошло детство: в весёлых разнообразных играх, увлекательных зимних забавах с катанием на санках, лыжах и коньках, но и, конечно, в упорной учёбе, взаимопомощи, хотя времена были тяжёлые – послевоенные, голодные. Это прекрасное несмотря ни на что время детства Елена всю жизнь хранила в своём сердце и описала в своём стихотворении «Родная школа»:

 

Родная школа – детства разноцветье

В стенах твоих курьерским пронеслось,

И страшное войны той лихолетье

Не омрачило детское чело!

 

После войны голодное, лихое

Там в школе – семилетие прошло.

Но нас судьба щадила, и плохое

Минуло, не задев души, ушло!

 

И каждый школьник, даже и ленивец,

Высокий статус знаний понимал,

Там на уроках тишина царила,

И ученик учителю внимал.

 

Да, были хулиганства и проказы

Невинные, как детская слеза,

Нас всех пленяли о войне рассказы,

И в играх всяк геройствовать дерзал!

 

Нас восхищали молодогвардейцы,

И Лидонька Шевцовою была,

А Нина – Громовой, а Шурка-прохиндеец

Всё Гитлером себя изображал.

 

Он нас «пытал» и понарошку «вешал»,

Зимою головою в снег совал,

В овраг толкал, потом спасал и, тешась,

Разведчиком уже себя считал!

 

Сталина – сильная – циркачкой представлялась,

На улице ходила на руках.

Елена Кибирёва – задавала,

Отличница – с ней всяк дружить мечтал.

 

Елена Рощина всем кукол рисовала

И стенгазеты – в редколлегии была.

И Лёля, Лера, Галя, Нина, Валя –

Все мы подруги одного села.

 

А Букин в детстве – вечный юный рыцарь

Девчонок от любви-беды спасал.

Во всех делах и начинаньях – лучший,

В оркестре жизни примою бывал.

 

Нас было много – девочек, мальчишек –

Ровесников от каждого двора.

Мы жили дружно, просто, без излишек –

Послевоенная святая детвора.

 

Нас взрослые прекрасно понимали,

Как только можно было, украшали быт,

По нитке с миру в праздник собирали

Подарки. След войны был быстро смыт!

 

Учителя всем нам учиться помогали,

Организовывали отдых наш:

Концерты, встречи, ёлки, карнавалы…

И были мы – единый экипаж!

 

Да, радостного детства многоцветье

Навечно в фильме жизни отснялось!

О, школа, дорогое семилетье!

Жаль, что давно курьерским пронеслось!..

         В 1952 году Елена Рощина закончила Оранскую школу и в этом году поступила в Библиотечный техникум в городе Бор Горьковской области. Она всегда очень любила книги и очень много читала, без чтения не представляла своей жизни.

         В 1955 году, окончив техникум, была направлена на работу в библиотеку в город Артёмовск Амурской области, с этого момента началась её трудовая жизнь. Через год Елена вернулась в Оранки, она очень скучала по дому, по родным, по подругам. В селе она работы не нашла в тот момент, а Горький был в статусе закрытого города из-за военной промышленности, получить прописку в нём и устроиться на работу было очень сложно. В 1956 году я, её сестра, тоже окончила Борский библиотечный техникум и получила направление в библиотеку города Ефремов Тульской области. По направлению мы поехали вместе с Еленой, она устроилась заведующей клубом, при котором была библиотека. Через некоторое время перешла на работу в книжный магазин, поближе к любимым книгам.

        В 1958 году Елена снова вернулась в Оранки, устроилась на работу в детский сад воспитателем. Здесь она снова оказалась в обществе своих дорогих подруг детства: Лены, Лёли, Сталины, Леры. «Ностальгия всегда хватала меня за горло и заставляла возвращаться домой…» – писала Елена в своём дневнике. Работа в детском саду Лене нравилась, её очень любили дети и уважали родители, они были сильно огорчены, когда Елена решила уволиться, чтобы продолжить своё образование.

         В 1962 году Елена поступала во ВГИК на режиссёрский факультет, но не прошла по конкурсу. В 1963 году поступила в Московский историко-архивный институт на дневное отделение. В Оранки к родителям приезжала теперь только на зимние и летние каникулы, здесь её вновь ждало общество незабываемых подруг, стены родного дома и родная природа, которую Лена всегда очень любила, восхищалась и вдохновлялась ей.

        На последнем курсе института Елена вышла замуж и переехала на жительство к мужу в город Клин Московской области. Характерно, что брак свой супруги зарегистрировали в Оранском сельсовете. В Клину Елена работала младшим научным сотрудником в музее П.И. Чайковского. К сожалению, брак продлился недолго, через пять лет супруги развелись, и Елена устроилась на работу в Москву в институт Мосгипроводхоз, жила долгие годы в Москве на съёмных квартирах. В родные Оранки, конечно, каждый год приезжала в отпуск.

     В мае 1986 года Елена наконец обрела собственное жильё – получила двухкомнатную квартиру в городе Железнодорожный ближнего Подмосковья. До наступления пенсионного возраста оставалось ещё пять лет, но престарелые немощные родители нуждались в помощи и поддержке. Елена пыталась уговорить их переехать в новую квартиру в Железнодорожном, но родители отказались. Окончить свой жизненный путь они хотели только в ставшем им родным селе – в Оранках. На семейном совете мы решили, что поскольку я воспитывала одна несовершеннолетнюю дочь, то именно Елена, не имеющая детей, уволится с работы и переедет жить к родителям в Оранки.

        Это были самые тяжёлые, непредсказуемые, голодные 90-е годы. Полки продуктовых магазинов были пусты, за жизненно важными продуктами приходилось выстаивать многочасовые очереди. Пенсия родителей была минимальной, Елена пенсии не получала, а цены росли с космической скоростью. В это время приходилось реально выживать! Очень большим подспорьем был огород, личное подсобное хозяйство, и Елена, столичная жительница, от крестьянского труда далёкая, приняла на себя все хозяйственные хлопоты, успевая и отстаивать очереди за продуктами, и строить заборы и сараи, делать ремонт в доме, сажать, полоть, поливать огород, ухаживать за животными – вся тяжёлая работа была на ней. Несмотря на свою занятость по хозяйству, Елена с радостью откликнулась на предложение – вести кружок лепки с местными ребятишками при сельском Доме культуры. Это была возможность и заработать небольшие деньги, и заниматься творчеством, к которому Елена стремилась всю свою жизнь. Много добрых слов благодарности получала Лена от руководства Дома культуры и школы, родителей, многих детей приучила видеть, понимать и ценить прекрасное.

        В 1991 году мы похоронили отца, а в 1995 году и мамочку. Елена была очень привязана к ней, в последние годы мама стала ей самым близким человеком и настоящим другом! Ещё год Елена жила в Оранках после смерти мамы, заканчивая все хозяйственные дела. Через год вернулась в Железнодорожный, в свою новую квартиру, в которой так и не удалось пожить до этого. Здесь Елена вновь организовала занятия лепкой с детьми, постепенно в эти занятия были вовлечены и взрослые – родители и педагоги этих детей. Когда учащиеся дети подросли, Елена полностью перешла на занятия со взрослыми.

        В это время Елена Рощина, постепенно совершенствуя своё мастерство, создаёт свой авторский стиль в искусстве – объемная пластоживопись. Елена занималась этим искусством и наставничеством до конца своих дней, воспитала не один десяток учеников и создала около полутора сотен живописных произведений. В 2011 году Елена переехала в Нижний Новгород, поближе к родным, к нашей семье, где продолжила свою творческую деятельность. Здесь появились и новые ученики.

        Каждое лето мы всей семьёй проводили в любимых Оранках, где Елена занималась и творчеством, и садом-огородом по мере сил, помогала растить внучатых племянников, общалась с дорогими сердцу подругами детства, участвовала во многих мероприятиях местного Дома культуры. И, конечно, Елена не осталась безучастной к воссозданию Оранского Богородицкого монастыря, став его постоянной прихожанкой.

       Ушла из жизни Елена Рощина 29 апреля 2018 года внезапно, полная творческих сил и планов, на 81 году жизни. Похоронена в родном селе, где покоятся и наши родители – на сельском кладбище под стенами возрождённой древней обители. Царствие ей Небесное и вечная память!

      Всю жизнь Елена писала дневники, размышления, художественные рассказы и стихи. Вот одно из последних её стихотворений:

КОНЕЦ ПУТИ

 

Конец пути не за горами

Пора, пора подумать нам:

В каком кружились мы бедламе?

Каким молились мы богам?

 

Что мы посеяли, что сжали,

Что мы оставим на земле?

Под солнцем добрым путь держали,

Или брели в кромешной мгле?

 

Как с совестью мы обращались,

Играли в прятки с ней иль нет?

Как часто с ней мы совещались,

И свят ли был её совет?

 

К любимым чутко относились

Иль в эгоизме отреклись?

В страданьях куксились и злились

Или смиренно крест несли?

 

Тельцу златому поклонялись

Иль возвели добро в закон,

Перед насилием склонялись

Иль не спешили на поклон?

Многострадальную природу

От разоренья берегли?

Иль подлому подобно роду

Высасывали кровь земли?

 

Трудились радостно и честно

Иль исповедовали лень?

Прожили жизнь – как спели песню

Иль разрушали светлый день?

 

И подводя в конце итог

Готовы ль речь: «Спасибо, Бог!»?

 

(Воспоминания сестры Татьяны Михайловны Рощиной)

          С Еленой Рощиной я познакомилась в Оранках в далеком 1995 году, когда работала в Оранской сельской школе, и с тех пор она стала для меня очень близким по духу человеком.

        То, что она необыкновенно талантливая женщина, я поняла не сразу - насколько многогранен бы ее дар от Бога понимать и выражать прекрасное: в стихах, картинах, миниатюрах из пластилина, рассказах в прозе.

          Она приезжала на лето в  свой родной  дом, в котором прожила детские годы с семьей: отцом, матерью и младшей сестрой Татьяной, которая в настоящее время великодушно прислала фотографии из семейного архива.

           Я не очень хорошо знаю подробности ее биографии, хотя воспоминания своего детства  в период нахождения лагеря военнопленных в селе Оранки она отразила в рассказе, напечатанном в 2001 году в журнале «Нижний Новгород». Этот журнал мы подарили группе немецких школьников, которые приезжали в апреле 2002 года в это село. Я помню слезы на глазах  их учителя, который читал этот рассказ.

         Отец Елены работал в 1943-1949 годах в этом лагере, поэтому она близко столкнулась с судьбами  военнопленных и их бытом, о чем и поведала в своем талантливом произведении.

       В Оранках, во время летнего отдыха, Елена Михайловна вела кружок лепки из пластилина, и оранские дети под ее руководством создавали миниатюрные картины и скульптуры.

      В последние годы она жила под Москвой в городе Железнодорожном, и я частенько приезжала к ней в гости. Мы проводили вечера в задушевных разговорах, и я любовалась ее прекрасными картинами, отражавшими богатый внутренний мир. От нее я узнала, что она была знакома с Аркадием Стругацким – моим любимым писателем-фантастом.

А какие Елена писала стихи! Поистине,  профессиональный поэт, как по форме, так и по содержанию! Вот одно из них, вошедшее в рубрику «Чистые родники» нашего журнала:

 

И в осени печальной есть светлые деньки:

Свод неба лучезарный и листьев огоньки.

 

Янтарно пламенея перед своим концом,

Они летят по ветру к лицу судьбы лицом.

 

Так я на склоне жизни люблю в последний раз.

Судьбу благословляю, благословляю Вас!

 

1986 год

 

         Многие работы Елены Михайловны бережно хранятся в Народном доме, где она часто выступала перед оранскими жителями во время творческих встреч.

        А картины сохранились в семье сестры Татьяны и племянницы Даши, и мы надеемся, что сможем их увидеть на выставке в память об этой удивительной женщине.

 

(Воспоминания Елены Ивановны Власовой)